Возможности «ограничения» ядерной войны

image

     В этих условиях «довооружение» Европы ядерным оружием мыслится Вашингтоном не только как дополни­тельное наращивание своего ядерного потенциала на кон­тиненте. Это и своего рода военно-политическая акция, претендующая на утверждение новых «правил игры» веде­ния «регионально ограничиваемых» войн. Вся глубина положенной в ее основу идеи заключается в ошибочном представлении о том, что нанесение ядерных ударов по СССР из Европы не дает и не может дать Москве «права» нанести ответные удары вне пределов европейского регио­на, и уж во всяком случае, по самим США.

     Между тем нелогичность подобных постулатов совер­шенно очевидна. С военной точки зрения, размещение в Западной Европе новых типов ядерного оружия средней дальности значительно повышает уровень существующей опасности внезапного нападения на СССР. Дело не толь­ко в том, что впервые после ликвидации во второй поло­вине 60-х годов американских ракетных установок сред­ней дальности типа «Тор» в Англии и «Юпитер» в Турции и Италии такое оружие — и на несколько порядков, как мы видели, более совершенное и опасное — вновь будет разме­щаться на европейском континенте. Но за осуществлением этой акции нельзя не видеть открыто совершающейся подготовки США к ядерному нападению на СССР. А это как раз и дает полное юридическое и моральное право Москве, в случае если такое нападение действительно будет совершено, рассматривать его как совершенное непосредственно США и принять соответствующие ответ­ные меры.

     В одиннадцатом выпуске ежегодника Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира за 1980 г. его авторы, тщательно проанализировав возможности «ограничения» ядерной войны пределами территорий СССР и западноевропейских союзников США по НАТО, пришли к весьма разумному заключе­нию о том, что эта американская идея не имеет под собой никакой реальной основы. Любое ядерное оружие, неза­висимо от его разрушительной силы, всегда будет не «тактическим», а стратегическим, поскольку его примене­ние никогда не будет способно оставаться «ограниченным», но неизбежно будет перерастать во всеобщее. Именно так, например, смотрел на предложение исполь­зовать ядерное оружие в пределах европейского региона президент Кеннеди. Заместитель министра обороны Гилпатрик подтвердил впоследствии существовавшее в то время убеждение в невозможности «ограничить» войну после того, как на европейском театре военных действий будет применено ядерное оружие.

     Смутное понимание этого, надо полагать, тяготит души и сегодняшних вашингтонских политиков и страте­гов. Иначе чем можно было бы объяснить, что при всем энтузиазме, проявляемом ими в претворении в жизнь планов подготовки «ограниченных» ядерных войн против СССР, в Вашингтоне много внимания уделяется также и возможностям ведения ядерных войн, географически «ограниченных» рамками территорий «третьих стран» — то есть союзных США и СССР стран в Европе.

     На правительственном уровне признание такого ва­рианта ведения ядерной войны в качестве одного из возможных было впервые зафиксировано в специальном докладе министра обороны Шлесинджера конгрессу в апреле 1975 г. Потребовалось всего лишь немногим более года, чтобы эта доктрина не только утвердилась в самом Вашингтоне, но была навязана им и американским союз­никам по Североатлантическому блоку. Состоявшееся в конце мая 1976 г. в Осло совещание группы ядерного планирования НАТО в своих решениях полностью одобрило и эту новую доктрину.

     Труднее решалась и решается задача внедрения этой идеи в сознание самих западноевропейцев — не прави­тельств, а народов. Поэтому в кампании ее «запродажи» упор был сделан на то, что Соединенными Штатами— ради снижения до «практически незначимого» уровня опасности сопутствующего радиоактивного поражения для гражданского населения — будут созданы и размеще­ны в странах Западной Европы новые системы ядерного оружия, оснащенные боезарядами сверхмалой взрывной силы, весьма незначительно превышающей взрывную си­лу обычных боезарядов. Потрясавшие континент массо­вые движения протеста против американских планов по­ставить на карту судьбы европейских народов вынудили Вашингтон заняться поисками дополнительных и «более убедительных» аргументов. К несчастью для себя, амери­канские стратеги не придумали здесь ничего лучшего, как заявить, что проблема будет полностью решена, если военные действия в Европе будут осуществляться с использованием еще одного нового вида ядерного оружия — так называемого «нейтронного». Но если, ре­кламируя это оружие в качестве абсолютно «чистого», Вашингтон считал, что он бьет козырной картой по критикам его концепции ведения «ограничиваемой регио­ном» войны в «несоветской зоне» Европы, то на народы этой «зоны» новые зловещие намерения Вашингтона про­извели совершенно иное впечатление.


Разделы

Похожие публикации