Строительство и развертыва­ние различных систем стратегического оружия

image

     Рассмотрение программ строительства и развертыва­ния различных систем стратегического оружия нового поколения, начало которым было положено выдвиже­нием идеи о создании американского «контрсилового» потенциала «разоруживающего» удара, невольно отвле­кло нас от событий, связанных с дальнейшими метамор­фозами этой идеи. Но необходимость такого отступления оправдывается хотя бы тем, что Вашингтон смог присту­пить к формированию здесь новых установок только после того, как эти системы оружия были в основном разработаны и настало время принимать окончательные решения.

     Летом 1977 г. президент Картер поручил нескольким особо доверенным лицам, в число которых вошли ми­нистр обороны Г. Браун и помощник президента по национальной безопасности 3. Бжезинский, разработать новую, развернутую доктрину «ограниченной» ядерной войны. Появившийся в результате этого документ — так называемый «президентский меморандум № 10» — не вы­шел за стены Белого домаг и в американскую прессу о нем проникли лишь разноречивые слухи.

     О том, что что-то делается в этом направлении, об­щественность могла догадываться и по регулярным заяв­лениям министра обороны Брауна о насущной необходи­мости для США обеспечить себе возможности нанесения «выборочных» ударов по «широкому кругу» объектов противной стороны. Настораживало и то, что эти призы­вы были открыто поддержаны президентом Картером во время его выступления в университетском городке Уэйк-Форест, а затем и в ряде докладов различных комиссий конгресса.

     На подготовленную таким образом почву вскоре были брошены и первые семена. В ежегодном докладе мини­стра обороны конгрессу о военном бюджете на 1981 финансовый год Браун довел до сведения заседавших на Капитолийском холме законодателей, что Пентагон не­давно закончил «коренной пересмотр» американской стратегии и будет отныне стремиться создать возможно­сти для нанесения по СССР таких ядерных ударов, кото­рые должны будут уничтожить объекты, составляющие не только военную, но и «политическую структуру» противника.

     Включение объектов, составляющих «военную и по­литическую структуру» СССР, в списки целей, подлежа­щих уничтожению в ходе «ограниченных» ядерных уда­ров, свидетельство вал о, по мнению многих американских наблюдателей, о том, что руководство в Вашингтоне приняло окончательное решение готовиться к «широкой ядерной войне» против СССР и что целью новых воен­ных программ правительства Картера является теперь приобретение способности наносить по противнику «обе­зоруживающие удары» таких масштабов и такого харак­тера, которые исключали бы возможность «неприемле­мого» ответного удара с его стороны.

     Подтверждение этих выводов не заставило себя долго ждать. В конце июля 1980 г. Картером была подписана «президентская директива № 59» о подготовке к ведению «ограниченной» ядерной войны. Новые «правила игры» ограничивали такую войну главным образом в том, что касалось ответного удара со стороны СССР. В то же время предусматриваемые «директивой № 59» «ограниче­ния» действий самих США выглядят более чем условны­ми. Они, например, разрешают Вашингтону не ограничи­вать себя во времени ведения такой войны; нет никаких ограничений и в силе «первого разоруживающего» удара, если Пентагон сочтет за лучшее прибегнуть именно к его нанесению. Не ограничивают себя — но только себя! — США и в выборе целей. Хотя положения новой стратегии вроде бы предусматривают сдержанность в нанесении ядерных ударов по населенным центрам, эта «сдержан­ность» фактически теряет свое значение, если учесть, что одновременно Вашингтон считает вполне возможным на­носить такие удары по советским центрам «военного и политического управления». Наконец, авторы новой стратегии не только не ставили себе каких-либо ограниче­ний относительно конечных целей войны, но прямо дела-пи ставку на достижение с ее помощью решающей побе­ды. Ведь только обладая изрядной долей ханжества, можно было всерьез утверждать, что поражение основных звеньев всего комплекса советских объектов, выведение из строя его центров политического и военно­го руководства планируется Вашингтоном всего лишь с целью произвести на противника «впечатление», «проде­монстрировать» свою готовность противостоять «совет­ской угрозе», а не для того, чтобы парализовать его ответные действия и вынудить к полной военной и поли­тической капитуляции.

     В плане военного строительства обеспечить достиже­ние этих целей должен был намечавшийся выход США на такие качественно новые уровни военно-технических воз­можностей, которые, как обтекаемо формулировалось в директиве, позволили бы Вашингтону развязать против СССР ядерную войну с позиций «превосходящего проти­водействия».


Разделы

Похожие публикации