Проект «Сэйфгард»

image

     Но еще до этого проекту «Сэйфгард» было суждено сыграть весьма драматическую роль в судьбе президента Никсона. В отличие от своих предшественников, которые могли позволить себе скептическое отношение к проектам создания эффективной противоракетной обороны, Ник­сон, приход которого в Белый дом совпал с выдвижением концепции о возможностях достижения США «решающе­го» военного превосходства с помощью создания «интег­рированного оружия», не имел другого выбора, кроме перехода на позиции безоговорочной поддержки идеи строительства такой обороны.

     Вся сложность создавшейся ситуации заключалась в том, что, кроме уже фактически ранее забракованных специалистами проектов «Ника-Х» и «Сентинел», преду­сматривавших перехват ядерных боеголовок стратегиче­ских ракет противника с помощью ракетно-ядерных же средств поражения, Пентагон не мог предложить никако­го принципиально нового решения проблемы. Но дру­гого выхода не было. Необходимо было или признать неосуществимость самой идеи создания «интегрирован­ного оружия», или воспользоваться для попытки ее прет­ворения в жизнь любым имевшимся шансом. А единст­венным таким шансом было в тех условиях строительст­во спорной по своим военно-техническим достоинствам системы «Сэйфгард».

     Именно так и поступило правительство президента Никсона. Но, солидаризировавшись в этом вопросе с Пентагоном, оно допустило грубую ошибку, усмотрев в нарастающей волне общественного протеста против раз­вертывания- системы «Сентинел» единственное препятст­вие на пути осуществления подобных планов. Между тем в ходе бесконечно тянувшихся в конгрессе дебатов о противоракетной обороне негативное отношение к ней все чаще начинало проявляться и со стороны тех сенато­ров и депутатов, репутация которых как признанных выразителей интересов военного лобби никогда ранее не подвергалась сомнению. Способствуя во всем другом всемерному нагнетанию гонки вооружений, в этом вопро­се они расходились с Пентагоном и военно-промыш­ленным комплексом вообще, считая недопустимым рас­трачивать огромные материальные и людские ресурсы на создание, по их мнению, заведомо малоэффективной или вообще бесполезной системы оружия.

     По-своему это был «государственный» подход к во­просу, и он разительно отличался от позиции военного ведомства, которое, как и на каждом предыдущем этапе развертывания гонки вооружений, действовало словно под влиянием какого-то магического заклятия. Оно ме­шало ему освободиться от ничем не объяснимого убежде­ния в том, что научно-технические возможности СССР не позволят ему противодействовать очередной попытке США приобрести военное преимущество. Подобная фа­тальная уверенность сыграла с Пентагоном плохую шут­ку и на этот раз. Еще до того, как было начато разверты­вание системы «Сэйфгард», его руководству стало очевид­но, что для советских стратегических ракет современных модификаций ее преодоление не будет представлять чрез­мерно сложную задачу. Проведенные различными группа­ми американских научных и военно-технических экспертов исследования вынуждали признать, что любые систе­мы противоракетной обороны, базирующиеся на исполь­зовании ракетных же средств поражения целей, «не имеют будущего». При наличии столь ненадежного второго элемента «интегрированного оружия» его использование для нанесения по СССР «первого удара» не выглядело безопасным.

     К несчастью для него самого, президент Никсон осо­знал все это с непростительным запозданием, когда пути отступления были уже отрезаны. Вступив в единоборство с оппозицией в конгрессе, он, настаивая на принятии проекта «Сэйфгард», восстановил против себя как ее ли­беральные, так и влиятельные милитаристские группи­ровки. А уступив впоследствии требованиям отказаться от дальнейшего развертывания этой системы до уровня «непрозрачной», — и все элементы военно-промышлен­ного комплекса. Ему же после подписания американо-советского договора об ограничении строительства си­стем противоракетной обороны было поставлено в вину и нечто худшее — «размывание» тех основ антисоветской идеологии, на которых воспитывались целые поколения американцев.

     А логическим завершением всего этого стал «Уотергейт».


Разделы

Похожие публикации