Операти­вный план атомного нападения

image

     Теперь, когда все точки над «I» были поставлены, пентагоновцы, отбросив последние опасения, что их мо­гут обвинить в излишней кровожадности, приступили к делу всерьез. Директива СНБ-20/4 еще только гуляла в своих первоначальных вариантах по различным прави­тельственным инстанциям, а в недрах военного ведомст­ва среди прочих многочисленных разработок такого рода был уже подготовлен и детально разработан операти­вный план атомного нападения на СССР — «Чариотир».

     В соответствии с ним война должна была начаться с массированных налетов американской авиации на поли­тические, административные и промышленные центры СССР. В первый же месяц предполагалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов, в том числе 8 — на Москву и 7 — на Ленинград. Затем, не торопясь, в течение последующих двух лет — еще до двухсот атом­ных бомб и до четверти миллиона тонн обычной взрыв­чатки на уже разрушенные, но продолжающие подавать признаки жизни крупные населенные центры.

     К началу сентября 1948 г. в штабы соединений воору­женных сил США было уже разослано циркулярное руко­водство с предложением составить оперативные планы участия этих соединений в атомном нападении на СССР. В декабре 1948 г. первый такой план командования ВВС США был уже представлен комитету начальников шта­бов. По-военному лаконично в плане предусматривалось: начало войны — до 1 апреля 1949 г.; атомные удары наносятся с учетом имеющегося в наличии количества бомб; в качестве первоочередных целей намечены глав­ные города СССР; навигационные карты для экипажей бомбардировщиков и планы-карты советских городов, по которым будут нанесены атомные удары, раздаются ко­мандирам частей к 1 февраля 1949 г.

     Предлагавшаяся планом скоропалительность дейст­вий озадачила даже пентагоновцев. План авиационного командования передали для рассмотрения и заключения о его практической пригодности специальному комитету, в который вошли высшие офицеры армии, авиации и флота. Руководство его работой было поручено генералу X. Хармону. После детального обсуждения доклад коми­тета Хармона — «Оценка воздействия стратегического воздушного наступления на СССР» — был представлен по начальству.

     Авторам доклада план авиационного командования в общем-то понравился. Они прикинули, сколько советских людей будет убито, — выходило что-то около 6,5 мил­лиона. Еще для 28 миллионов жизнь должна была стать «весьма осложненной». Сильно пострадала бы и совет­ская промышленность—не говоря уже о дезорганизации ее работы, можно было ожидать, что в ходе атаки будет уничтожено от тридцати до сорока процентов ее основно­го потенциала.

     Серьезные сомнения, однако, вызвали опасения, что авиационно-атомный удар по СССР в тех масштабах, которые предусматривались планом авиационного ко­мандования, не сможет помешать Советским Вооружен­ным Силам предпринять ответные решительные действия, в частности «оккупировать» страны Западной Европы. При всей нелепости этих домыслов ставить на карту судьбы капитализма на европейском континенте было совсем нежелательно. Да и не было в то время у Пентаго­на готового запаса атомных бомб. Поэтому члены коми­тета Хармона, на всякий случай еще раз подтвердив, что применение в войне против СССР атомного оружия «бе­зусловно и безоговорочно» диктуется американскими на­циональными интересами, рекомендовали все же не слишком торопиться с ее развязыванием, так как сначала должны быть предприняты все «разумные» усилия по обеспечению подготовки требуемых боевых средств в размерах, достаточных для нанесения «решающего» атомного удара.


Разделы

Похожие публикации