Новое решение

image

     Поскольку создалось такое положение в области ядер­ных вооружений, в Вашингтоне возникло новое «хитроумное» решение. Можно, например, отказаться от нанесения ядерных ударов по жизненно важным или про­сто населенным центрам СССР, а наносить их только по его установкам стратегических ракет ответного удара. Это позволит в какой-то мере разоружить его, поставить в положение, когда он вынужден будет принять предъяв­ленные ему политические требования. Поскольку же счи­талось, что США значительно опережают СССР в прово­дившейся ими качественной перестройке своего ракетно-ядерного арсенала, в Вашингтоне были убеждены, что Москва окажется просто несостоятельной вести военные действия на предлагаемом уровне, и советских ответных «контрсиловых» ударов не приходится, следовательно, опасаться. В то же время Москву следовало предупре­дить, что любая попытка нарушить предлагаемые прави­ла «игры», ответить на нападение справедливым ударом возмездия вызовет со стороны США новую массирован­ную и всеуничтожающую ракетно-ядерную атаку уже по советским населенным центрам. Советскому Союзу, та­ким образом, как бы предлагался выбор: или смириться с разрушением его потенциала ответного удара, или стать «зачинщиком» всеобщей ракетно-ядерной войны. Что же касается результатов «игры по правилам», то в Вашинг­тоне, предпринимавшем в те годы все мыслимые и немы­слимые усилия к достижению многократного ракетного превосходства над СССР, они виделись во вполне раду­жном свете.

     Эта новая концепция — так называемая концепция «ограничения ущерба» — преподносилась публично, есте­ственно, под соответствующим соусом «вынужденности» для США думать о принятии возможных решительных мер в случае, если они будут «спровоцированы» Москвой. Однако заявление министра обороны Р. Макнамары о том, что США могут в целях «ограничения ущерба» себе и своим союзникам прибегнуть к нанесению ядерных ударов по военным объектам СССР «еще до того, как он успеет нанести ответный удар», разоблачало действи­тельные установки Вашингтона.

     Официальное объявление о принятии США концепции «ограничения ущерба» было сделано Макнамарой во вре­мя его выступления в июне 1962 г. в стенах Мичиган­ского университета в Энн-Арборе. Соединенные Штаты, сообщил он своим немало потрясенным слушателям, пришли к заключению, что, насколько будут позволять обстоятельства, стратегия ведения ядерной войны не дол­жна существенным образом отличаться от стратегии войн прошлого времени: основная сила вооруженного удара должна направляться на уничтожение вооружен­ных сил и оружия противника, а не на уничтожение его гражданского населения. Но, ограничивая свои действия в ракетно-ядерной войне таким образом, продолжал Макнамара, США будут сохранять резервную ядерную силу, достаточную для полной ликвидации СССР, чтобы помешать Москве пойти на соблазн принятия решений, которые могли бы таить в себе «гибельные» для нее последствия .

     К великому сожалению Вашингтона, стратегии «огра­ничения ущерба» было суждено завянуть на корню, так и не дав жизнестойких всходов. Потерпев неудачу в попыт­ках добиться многократного численного превосходства в ракетах — а без этого Пентагон не видел возможности приобретения способности к «гарантированному» пора­жению целей и сохранения достаточного «резерва устрашения», — он постарался забыть и об утраченных вместе с этой стратегией надеждах.

     Самым поразительным во всей этой истории было, впрочем, то, что, прекрасно отдавая себе отчет в невысокой точности наведения имевшихся тогда в распоряже­нии США стратегических ракет, в Вашингтоне ни разу не вспомнили о том, что, прибегая к ним, просто нельзя избежать разрушений близлежащих гражданских объек­тов, в том числе и населенных пунктов. А ведь уже значительно позднее, когда речь пошла о нанесении ядер­ных ударов по СССР с помощью несравнимо более точностных ракет второго и третьего поколений, бывший председатель комитета начальников штабов адмирал Т. Мурер говорил, что он не может себе представить, как вести ядерную войну лишь в рамках уничтожения страте­гических ракетных установок противника. И у Мурера были все основания для подобного заявления. По подсче­там самих же пентагоновцев, нанесение ядерного удара по одной только авиабазе противника может одновре­менно привести к гибели 10 и более миллионов человек гражданского населения. Последствия «контрсиловой ограниченной» войны станут на деле еще более разруши­тельными, так как по военным целям будут наноситься и массированные удары с использованием десятков, сотен и даже тысяч боеголовок большой мощности.


Разделы

Похожие публикации