Новая программа строительства системы противора­кетной обороны

image

     Подобное завершение конфликта едва ли оказалось бы возможным, если к тому времени политическое руко­водство страны, не видя других путей к практическому осуществлению американских планов развязывания про­тив СССР «превентивной» ракетно-ядерной войны, само не стало склоняться к точке зрения военных. Именно это и отразилось во вновь достигнутом между Белым домом и Пентагоном полном взаимопонимании. Поэтому мало кто был удивлен, когда 18 сентября 1967 г. министр обороны Макнамара, выступая в Сан-Франциско перед сотрудниками «Юнайтед пресс интернейшнл», объявил о принятом правительством решении приступить к созда­нию системы «ограниченной» противоракетной обороны. Смена позиций правительства оправдывалась Макнамарой ссылками на происходящие в мировой военно-политической ситуации изменения. Такая мера предосто­рожности, заявил он, необходима ввиду того, что в начале или середине 70-х годов Китай будет уже обла­дать ограниченным ракетно-ядерным потенциалом и его руководство может принять «иррациональное» решение нанести удар по США.

     Новая программа строительства системы противора­кетной обороны — «Сентинел» — характеризовалась Макнамарой как усовершенствованный, хотя и несколько «урезанный», вариант проекта «Ника-Х». Предполага­лось, что ее основным назначением станет «ограниченная» оборона от одиночных или немассированных ядерных ударов.

     Попытка правительства придать «антикитайскую» аранжировку проекту «Сентинел» оказалась неудачной. Пентагон не скрывал, что он рассматривает новый про­ект всего лишь как первый шаг на пути создания развер­нутой обороны от советского ответного удара и что в дальнейшем «Сентинел» будет преобразован в полностью развернутую систему «интегрированного оружия».

     Комитет начальников штабов счел даже нужным на­править в конгресс своего представителя, выступившего с заявлением о том, что Пентагон по-прежнему считает, что самое необходимое для укрепления «обороны» США — это развертывание эффективной и всеохватываю­щей системы противоракетной обороны, ориентирован­ной на отражение «атаки» со стороны СССР, и что «Сентинел» — это ценное начинание в создании именно такой защиты.

     Медвежью услугу оказали правительству и некоторые приветствовавшие его решение конгрессмены. Сенатор Пастор, например, выступил с восхвалениями «Сенти­нел» как «правильного шага в правильном направлении», следуя которому США должны будут прийти в конечном итоге к развертыванию широкой системы защиты от советского ракетно-ядерного «нападения». Правительст­во, заявил журналистам и сенатор Рассел, пыталось вы­дать систему «Сентинел» как предназначенную для защи­ты США от Китая. Но это было по меньшей мере наивно, и гораздо лучше открыто признать, что она станет основой для развертывания всеохватывающей противоракетной системы, которая «защитит» США не от китайского, а от советского «нападения». Рассел ста­вил себе в заслугу, что именно он, разъяснив своим коллегам истинное назначение «Сентинел», подготовил в конгрессе почву для его надежной поддержки.

     Происходившая на глазах у всех скандальная мета­морфоза объявленных правительством целей строи­тельства системы «Сентинел» вынудила, наконец, Ва­шингтон выступить и со своими собственными, весьма, правда, двусмысленными «разъяснениями». В своем вы­ступлении в конгрессе министр обороны Клиффорд зая­вил, что, хотя «Сентинел» и предназначена для защиты США от китайского ракетно-ядерного нападения, она может иметь и весьма реальную значимость в качестве «Щита» американских стратегических сил на случай по­пыток подобного же «нападения» со стороны СССР. Та­ким образом, заключил Клиффорд, если кто-нибудь счи­тает необходимым подчеркнуть именно эту особен­ность проекта, он имеет полное право поступить таким образом. Еще через некоторое время, в ежегодном докла­де конгрессу о военном бюджете, Клиффорд уже без обиняков подтвердил, что «Сентинел» будет использова­на Пентагоном как основа для строительства разверну­той противоракетной обороны для «защиты» от советско­го «нападения».

     Все снова становилось на круги своя. В октябре 1968 г. конгресс США утвердил законопроект об ассигнованиях на строительство системы «Сентинел», не урезав ни еди­ного цента из запрошенных правительством фондов поч­ти в один миллиард долларов.

     Но проекту «Сентинел» в чем-то явно не везло, и тех, кто считал теперь победу окончательной, ожидало разо­чарование. Неожиданно для многих в ход событий вме­шалось то самое «молчаливое большинство», к которому так любят подчас апеллировать в своих речах американ­ские политики. Разработанная Пентагоном схема разме­щения батарей противоракет «Сентинел» предусматрива­ла строительство их установок вблизи таких городов, как Чикаго, Даллас, Нью-Йорк, Солт-Лейк-сити, Бостон, Де­тройт, Олбани, Гранд-Форкс, Гонолулу. Протест общест­венности этих городов, принявший вскоре общенацио­нальные формы, имел своей основой не только страх перед возможными опасными случайностями, связанны­ми с размещением ядерного оружия вблизи крупных насе­ленных центров. Сам факт подобной схемы размещения противоракет опровергал правительственные утвержде­ния о том, что они предназначаются лишь для возможной защиты американских сил «возмездия» и, следовательно, для предотвращения неожиданного «разоруживающего нападения» на США со стороны СССР. Развертывание противоракетной защиты населенных центров служило более чем достаточным подтверждением того, что речь идет о подготовке самими США «превентивного» нападе­ния на СССР в полном соответствии с концепцией «интег­рированного оружия».


Разделы

Похожие публикации